логотип Орнаментум
+7 950 226 6449
orn812@yandex.ru

Немного о традициях

ghibbons

 Из исто­рии извест­но, что в Древ­нем Егип­те было при­ня­то обстав­лять усы­паль­ни­цы фара­о­ном мебе­лью, укра­шен­ной деко­ра­тив­ной резь­бой. До наших дней дошел лишь один стул, дати­ро­ван­ный элли­ни­сти­че­ской эпо­хой, у кото­ро­го при помо­щи резь­бы были деко­ри­ро­ва­ны нож­ки, одна­ко на прак­ти­ке таких памят­ни­ков ремес­ла может ока­зать­ся намно­го боль­ше – это лишь офи­ци­аль­ные дан­ные. Мно­гие исто­ри­ки схо­дят­ся во мне­нии, что заво­е­ва­те­ли, кото­рые актив­но втор­га­лись на тер­ри­то­рию Евро­пы меж­ду вре­мен­ны­ми пери­о­да­ми Антич­но­сти и Сред­не­ве­ко­вья, мог­ли стать при­чи­ной уни­что­же­ния мно­гих пред­ме­тов дере­вян­но­го ремес­ла той эпо­хи. Извест­но, что в те дале­кие вре­ме­на мест­ное насе­ле­ние пыта­лось вся­че­ски убе­речь цен­ные вещи. Они часто зары­ва­ли их в зем­лю. Несо­мнен­но, что-то таким спо­со­бом они смог­ли убе­речь, но толь­ко не дере­вян­ную рез­ную мебель. При­ме­ча­тель­но, что рез­ная скульп­ту­ра, как вид отдель­но­го ремес­ла, про­дол­жа­ла раз­ви­вать­ся на про­тя­же­нии десят­ков тысяч лет, но пиком ее рас­све­та при­ня­то счи­тать нача­ло стро­и­тель­ства церк­вей. Вос­хи­ти­тель­ные орна­мен­ты, кото­рые при­сут­ству­ют в древ­ней­ших скан­ди­нав­ских хра­мах 11-го и 12-го веков явля­ют­ся уни­каль­ным соче­та­ни­ем хри­сти­ан­ско­го ремес­ла и неких север­ных язы­че­ских моти­вов. Архео­ло­ги отме­ча­ют, что осо­бен­но слож­ны­ми мож­но счи­тать кельт­ские темы, кото­рые отда­лен­но напо­ми­на­ют пле­те­ные узо­ры свое­об­раз­ных мини­а­тюр. Они часто ста­но­ви­лись укра­ше­ни­ем сред­не­ве­ко­вой руко­пи­си, поэто­му –заслу­жи­ва­ют вни­ма­ния.

При­ня­то пола­гать, что на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии в 15-ом и 16-ом веках искус­ство резь­бы по дере­ву достиг­ло апо­гея исклю­чи­тель­но бла­го­да­ря дея­тель­но­сти Тиль­ма­на Римен­шней­де­ра и Фей­та Што­са – искус­ных масте­ров обра­бот­ки дре­ве­си­ны.

ghibbons

 

Дан­ные гир­лян­ды выпол­не­ны из липы и явля­ют­ся харак­тер­ным изде­ли­ем в рам­ках сти­ля Грин­лин­га Гиб­бон­са.

Спу­стя в неко­то­рое вре­мя насту­пи­ла дру­гая эпо­ха, при­нес­шая новые тра­ди­ции в ремес­ло резь­бы по дере­ву. В кон­це 17-го и на заре 18-го века ста­ли появ­лять­ся масте­ра подоб­ные Гиб­бон­су, кото­рый заво­е­вал при­зна­ние бла­го­да­ря сво­им рез­ным фигу­рам, мно­гие из кото­рых потом ста­ли пер­во­сте­пен­ным укро­ще­ни­ем собо­ра Свя­то­го Пав­ла в Лон­доне. Рабо­ты это­го искус­но­го масте­ра были рас­по­ло­же­ны и в пре­де­лах дру­гих церк­вей, а так­же в домах зажи­точ­ных людей тех вре­мен. Извест­но, что этот чело­век, рабо­тав­ший в при­клад­ной мане­ре, сумел впер­вые гар­мо­нич­но сов­ме­стить искус­ство и ремес­ло. При­ме­ча­тель­но, что уже в 18-ом веке мно­гие рез­чи­ки ста­ли при­ме­нять в рабо­те мате­ри­а­лы-заме­ни­те­ли, кото­рые поз­во­ля­ли визу­аль­но ими­ти­ро­вать леп­ни­ну или тек­сту­ру дере­ва, что дава­ло воз­мож­ность сни­зить сто­и­мость работ по дере­ву. Фор­мы для изго­тов­ле­ния таких заме­ни­те­лей было при­ня­то изго­тав­ли­вать из нату­раль­но­го дере­ва, а чаще все­го исполь­зо­ва­ли гру­шу, сам­шит или дуб, то есть неде­ше­вые поро­ды. Слож­ные орна­мен­ты тре­бо­ва­ли высо­ко­го уров­ня мастер­ства от рез­чи­ков, кото­рые в те вре­ме­на стре­ми­тель­но про­дол­жа­ли терять кли­ен­тов.

feihmayer

Заслу­жи­ва­ет вни­ма­ния и уди­ви­тель­ной кра­со­ты поли­хром­ное изоб­ра­же­ние Мадон­ны, дати­ро­ван­ное 1750-ым годом, кото­рое про­ник­ну­то непод­дель­ной жиз­нен­ной энер­ге­ти­кой и свое­об­раз­ной экс­прес­си­ей. При­ме­ча­тель­но, что дан­ные свой­ства все­гда счи­та­лись отли­чи­тель­ной чер­той таких сти­лей как манье­ризм и барок.

 

Про­бле­ма в том, что тогда не было ника­ко­го теле­ви­де­ния, широ­ко­фор­мат­ной печа­ти и тем более тури­сти­че­ских меро­при­я­тий, поэто­му у наших пред­ков попро­сту не было воз­мож­но­сти воочию зна­ко­мить­ся с про­из­ве­де­ни­я­ми дру­гих куль­тур. Если же когда-то такая воз­мож­ность и выпа­да­ла, то оцен­ка работ про­ис­хо­ди­ла в соот­вет­ствии с худо­же­ствен­ны­ми тра­ди­ци­я­ми куль­ту­ры, кото­рую на про­тя­же­нии всей жиз­ни видел оцен­щик. Мно­гие исто­ри­ки схо­дят­ся во мне­нии, что тор­гов­ля ока­за­ла нема­лое вли­я­ние на при­клад­ное искус­ство, посколь­ку явным дока­за­тель­ством это­го слу­жит повы­ше­ния спро­са на все китай­ские това­ры в Евро­пе с 18-го века. Несмот­ря на это этно­цен­три­че­ское отно­ше­ние к масте­рам, рабо­тав­ших за пре­де­ла­ми Евро­пы ничуть не изме­ни­лось.