логотип Орнаментум
+7 950 226 6449
orn812@yandex.ru

Породы древесины

различные породы дерева

Вес­ной в 1725 году в пор­ту горо­да Саут­гемп­тон был выгру­жен груз с Ямай­ки. Для полу­че­ния это­го гру­за никто не предъ­яв­лял закон­ных прав и несколь­ко меся­цев ему при­шлось про­быть в при­пор­то­вых водах. Про­дол­жа­лось это до тех пор, пока сто­ля­ры не заме­ти­ли пла­ва­ю­щую покла­жу. Всех уди­вил тот факт, что дре­ве­си­на оста­лась целой и невре­ди­мой, более того, она была гораз­до твер­же мест­ных пород дере­ва и име­ла непри­выч­ный для тех вре­мен и места крас­но­ва­тый отте­нок. Брев­на пусти­ли на обра­бот­ку пилой и в ито­ге полу­чи­ли стол, стул и кро­вать. Тако­вым было нача­ло буду­ще­го гран­ди­оз­но­го заво­е­ва­ния Бри­тан­ских ост­ро­вов и все­го кон­ти­нен­та крас­ным дере­вом под назва­ни­ем маха­го­ни.

К 19 веку крас­ное дере­во было очень попу­ляр­но по все­му миру, в это вре­мя гос­под­ство­вал стиль ампир в инте­рье­ре – а что может быть вели­че­ствен­ней соче­та­ния страст­ной огнен­ной тек­сту­ры крас­но­го дере­ва и пла­ме­не­ю­щих повсю­ду све­чей. Пра­во быть еди­но­власт­ны­ми при­вер­жен­ца­ми маха­го­ни оспа­ри­ва­ли три вели­кие дер­жа­вы – Фран­ция, Англия и Рос­сия. В этой схват­ке мод­ных инте­ре­сов и гла­вен­ства сти­ля побе­ду одер­жа­ла Рос­сия, как никто дру­гой, рус­ский народ выстав­лял напо­каз всю свою бога­тую обста­нов­ку домов. Имен­но моде­ли ампир­ных дива­нов дела рук рос­сий­ских масте­ров демон­стри­ро­ва­ли свои тво­ре­ния с мак­си­маль­но выгод­ным пред­став­ле­ни­ем маха­го­ни. Имен­но эта дре­ве­си­на и ее яркая тек­сту­ра была глав­ным укра­ше­ни­ем любо­го пред­ме­та мебе­ли. Даже в слож­ные вре­ме­на поме­щи­ки не мог­ли отка­зать себе в удо­воль­ствии поль­зо­вать­ся мебе­лью из маха­го­ни, они зака­зы­ва­ли крас­но­де­ре­вян­ные гар­ни­ту­ры. Маха­го­ни выде­ля­лось 60% рос­сий­ско­го сто­ляр­но­го про­из­вод­ства, в то вре­мя как англи­чане мог­ли себе поз­во­лить лишь 30%.

Как извест­но, точ­но­го опи­са­ния крас­но­го дере­ва не было и ино­гда крас­ным дере­вом назы­ва­ли и часто оши­боч­но при­ни­ма­ли за жела­е­мое какое-нибудь экзо­ти­че­ское дере­во, кото­рое по виду мог­ло напо­ми­нать истин­ное маха­го­ни. Людям было зна­ко­мо и мер­бау из дале­ко­го Таи­лан­да и Новой Гви­неи, и ама­рант с бере­гов неиз­ве­дан­ной Ама­зон­ки, но пра­во носить назва­ние маха­го­ни и впе­чат­лять окру­жа­ю­щих сво­им чару­ю­щим цве­том могут лишь два вида цен­ней­шей маха­го­ни – это более свет­лое южно-аме­ри­кан­ское и тем­ное афри­кан­ское маха­го­ни.

Сле­ду­ю­щий этап воз­рож­де­ния маха­го­ни про­изо­шел одно­вре­мен­но с повтор­ным откры­ти­ем Афри­ки, когда ее зано­во узна­ва­ли и влюб­ля­лись в ее чер­ный цвет, вме­сте с тем это было наря­ду с новей­ши­ми вея­ни­я­ми ново­го тече­ния арт-деко. Как извест­но имен­но арт-деко отли­ча­ет­ся щед­ро­стью орна­мен­тов, рос­ко­шью, доро­ги­ми мате­ри­а­ла­ми, в том чис­ле и доро­гой дре­ве­си­ной, коей и явля­ет­ся маха­го­ни. Дре­ве­си­на пали­санд­ра и мака­са­ра все­гда сто­и­ла боль­ших денег, но для шикар­но­го искус­ства ниче­го нель­зя жалеть. Так, фран­цуз­ский дизай­нер Жак-Эмиль Руль­манн, ярый пред­ста­ви­тель направ­ле­ния арт-деко в инте­рье­рах и дизайне мебе­ли, мог сде­лать целый шкаф из мака­са­ра и обли­це­вать его карель­ской бере­зой. Осо­бен­но эле­гант­но и сим­во­лич­но выгля­дят пред­ме­ты инте­рье­ра арт-деко, выпол­нен­ные из эбе­но­во­го дере­ва или чер­но­го дере­ва с его круп­ной поло­са­той тек­сту­рой.

Насто­я­щий эбен рас­тет толь­ко в Цен­траль­ной Афри­ке, а цена на него настоль­ко высо­ка, что его мож­но поку­пать лишь на кило­грам­мы. Обос­но­ва­на высо­кая сто­и­мость дре­ве­си­ны эбе­на тем, что дере­ву нуж­но не мень­ше ста лет, что­бы вырас­ти. Мест­ные або­ри­ге­ны нико­гда не исполь­зу­ют дан­ное дере­во для сво­их повсе­днев­ных потреб­но­стей в мебе­ли и про­чем, они дела­ют из него толь­ко ору­жие и риту­аль­ные пред­ме­ты. Для жите­лей Евро­пы 20-х годов цен­ность состав­ля­ло лишь их вос­при­я­тие рос­ко­ши, и эбен давал это ощу­ще­ние, осталь­ное их не инте­ре­со­ва­ло. Бес­кон­троль­ное исполь­зо­ва­ние ред­кой и очень цен­ной дре­ве­си­ны в нача­ле 20 сто­ле­тия при­ве­ло к тому, что пра­ви­тель­ства стран, где про­из­рас­та­ет эбен, сего­дня вынуж­де­ны огра­ни­чить его выруб­ку и экс­порт на меж­ду­на­род­ный рынок. Мно­гие сор­та дре­ве­си­ны уже зане­се­ны в Крас­ную кни­гу, как, напри­мер, ази­ат­ский эбен – арде­кош­ный мака­сар.

Пали­сандр тоже очень ценит­ся дизай­не­ра­ми арт-деко, кро­ме Цен­траль­ной Афри­ки про­из­рас­та­ет он и на Мада­га­ска­ре. Его тек­сту­ра более неж­ная и тон­кая, чем у эбе­на, но в совре­мен­ных усло­ви­ях исто­ще­ния запа­сов цен­ной дре­ве­си­ны из дан­но­го вида дела­ют толь­ко шпон, нече­го и меч­тать о пали­санд­ро­вом пар­ке­те или круп­ных шка­фах. Хотя мебель­щи­ки не теря­ют­ся и кра­сят ДСП и фане­ру под цвет пали­санд­ра. В совре­мен­ном мире с нали­чи­ем раз­но­об­раз­ных тех­но­ло­гий очень лег­ко под­де­лать и ими­ти­ро­вать любую поро­ду дере­ва, что тем самым порож­да­ет про­из­вод­ство под­де­лок под видом нату­раль­но­го мате­ри­а­ла. Запа­сы экзо­ти­че­ской дре­ве­си­ны исто­ще­ны на всей нашей пла­не­те, и ни за какие день­ги никто не смо­жет вер­нуть бога­тые зарос­ли недав­но выруб­лен­ных дере­вьев. Толь­ко в наши дни люди ста­ли заду­мы­вать­ся о сохра­не­нии эко­ло­ги­че­ско­го балан­са при­ро­ды, для это­го цен­ные сор­та дере­вьев исполь­зу­ют­ся в самых мини­маль­ных коли­че­ствах, напри­мер тол­щи­ной в 3 мм.

Ока­зав­шись на мебель­ной выстав­ке элит­ной мебе­ли мож­но поду­мать, что для изго­тов­ле­ния таких экзем­пля­ров потре­бо­ва­лось мно­го цен­ной дре­ве­си­ны, но это не так – про­из­во­ди­те­ли доволь­ству­ют­ся лишь мизер­ны­ми коли­че­ства­ми таких мате­ри­а­лов. Для мас­со­во­го же про­из­вод­ства исполь­зу­ет­ся обыч­ная дре­ве­си­на, кото­рую выкра­ши­ва­ют под цвет афри­кан­ско­го вен­ге или тай­герву­да. Недав­но ита­льян­цы про­де­мон­стри­ро­ва­ли мебель из зебра­но, хотя до сих пор оста­ет­ся загад­кой из чего же она сде­ла­на, ведь не на всех ита­льян­ских фаб­ри­ках име­ет­ся мебель из зебра­но – дей­стви­тель­но ли это окра­шен­ная фане­ра оста­ет­ся толь­ко дога­ды­вать­ся. А вот такие поро­ды дере­ва как тай­гервуд лег­ко опре­де­лить по запа­ху – оно пах­нет кед­ром, да и назы­ва­ет­ся по-дру­го­му афри­кан­ским оре­хом или тиг­ро­вым дере­вом. В све­же­спи­лен­ном дере­ве вен­ге чув­ству­ет­ся шеро­хо­ва­тость, тик про­яв­ля­ет свою мас­ля­ни­стость. Очень инте­рес­на дре­ве­си­на иро­ко – в ней встре­ча­ют­ся камеш­ки, кото­рые пред­став­ля­ют собой отло­же­ния кар­бо­на­та каль­ция. А вот в гото­вом виде с фор­ме шка­фа или кро­ва­ти даже спе­ци­а­лист не все­гда смо­жет опре­де­лить под­лин­ность того или ино­го мате­ри­а­ла, совре­мен­ные тех­но­ло­гии могут вве­сти в заблуж­де­ние каж­до­го.